Отвод эксперта в уголовном процессе

Сегодня вашему вниманию предлагаем статью на тему: отвод эксперта в уголовном процессе. Мы постарались описать все простым языком, понятым для любого жителя нашей страны. Все вопросы можно задать в комментариях после статьи.

Эксперт специалист не может рассматривать дело и подлежит отводу, если он: 1) является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей; 2) лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности; 3) находился либо находится в служебной или иной зависимости от какого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей (ст.18 ГПК РФ, ст.18 ФЗ о ГСЭД)

Всестороннее, полное, объективное исследование обстоя­тельств дела предполагает отсутствие прямой или косвенной заинтересованности эксперта в исходе дела. В связи с этим уго-ловно-процессуальное законодательство предусматривает от­вод эксперта при наличии указанной заинтересованности.

участвовал в производстве по делу в качестве судьи, перево­дчика, понятого, секретаря судебного заседания, дознавателя, следователя, прокурора, защитника, законного представителя обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского ист­ца или гражданского ответчика.

Всестороннее, полное, объективное исследование обстоя­тельств дела предполагает отсутствие прямой или косвенной заинтересованности эксперта в исходе дела. В связи с этим уго­ловно-процессуальное законодательство предусматривает от­вод эксперта при наличии указанной заинтересованности.

  1. участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;
  2. является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;
Видео (кликните для воспроизведения).
  1. является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

    Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ, ст 70 УПК РФ

    УПК РСФСР устанавливал такое основание для отвода эксперта, как его предыдущее участие в деле в качестве специалиста (пп. а п. 3 ч. 1 ст. 67). В новом Кодексе это основание для отвода эксперта не предусмотрено. Таким образом, специалист, приглашенный стороной, например, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, требующих специальных знаний, также может по инициативе сторон или суда быть привлечен затем в качестве эксперта.

    • 1) при наличии обстоятельств, предусмотренных статьёй 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода;
    • 2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;
    • 3) если обнаружится его некомпетентность.

    Раздел посвящён кодексам и законам Российской Федерации. База Договор-Юрист.Ру ежедневно проверяется и обновляется.

    Здесь вы можете найти самые последние действующие редакции Уголовно-процессуальный кодекс.

    Комментарии к статьям кодекса вы можете получить, нажав кнопку «Задать вопрос ». По любой статье кодекса вам будет дан самый подробный персональный комментарий с учётом вашей ситуации.

    Живое онлайн обсуждение норм законов – это лучший способ разобраться в хитросплетениях российского законодательства.

    Основания и порядок разрешения отводов и самоотводов в уголовном процессе

    Для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и его правильного разрешения, охраны прав и законных интересов всех участников уголовного процесса в законе предусмотрены отводы, самоотводы и ходатайства об устранении из производства по делу соответствующих лиц. Судья, присяжный заседатель, прокурор, свидетель, дознаватель, защитник, представители потерпевшего (частный обвинитель)

    Статья 70 УПК РФ устанавливает общие и дополнительные основания для отвода эксперта. Наличие дополнительных оснований для отвода продиктовано тем, что заключение эксперта допускается в качестве доказательства по уголовному делу.

    От объективности, добросовестности и беспристрастности эксперта в немалой степени зависит доброкачественность данного доказательства. Следует также иметь в виду, что лицо не может принимать участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта, если оно являлось свидетелем, либо участвовало в производстве ревизии, по материалам которой возбуждено уголовное дело, т.к.

    Муженская Наталья Евгеньевна, ведущий научный сотрудник НИЦ N 8 по совершенствованию уголовного, уголовно-процессуального законодательства и исследованию проблем расследования преступлений ФГУ ВНИИ МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент.

    Статья посвящена проблемам заявления отвода эксперту. В работе проанализировано содержание норм закона об отводе эксперта. Показано, что их положения не позволяют полностью реализовать права участников уголовного процесса на заявление отвода эксперта. Предложены изменения в УПК РФ об отводе эксперта.

    Ключевые слова: уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, отвод эксперта.

    Challenge of an expert in criminal proceedings

    The article is dedicated to the problems of challenging an expert. The work has analyzed the essence of legal provisions of the law on challenging an expert. It showed that their provisions did not fully provide for exercise of the rights of participants in criminal proceedings to challenge an expert. The author offered to introduce a-mendments in the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation on challenging an expert.

    Key words: criminal proceedings, forensic examination, challenge an expert.

    Отвод в уголовном процессе – средство обеспечения объективного исследования обстоятельств уголовного дела, призванное в конечном итоге гарантировать достижение цели уголовного судопроизводства.

    Анализ норм уголовно-процессуального законодательства об отводе эксперта, а также практики их применения свидетельствует о проблемах, возникающих в ходе их реализации. Так, несовершенство правовой регламентации отдельных положений УПК РФ не способствует своевременному ознакомлению участников уголовного процесса с имеющимся у них правом на отвод эксперта, а также эффективному и своевременному производству этого процессуального действия.

    Придание заключению эксперта статуса доказательства актуализирует проблему его пригодности для использования в уголовном процессе, что, в свою очередь, во многом определяется незаинтересованностью, объективностью и компетентностью эксперта.

    Именно поэтому в качестве оснований для заявления отвода эксперту закон называет наличие таких обстоятельств, которые могут либо дать повод сомневаться в его беспристрастности, либо свидетельствовать о его неосведомленности в вопросах, разъяснение которых от него требуется. В соответствии со ст. 61 УПК такими обстоятельствами могут быть:

    признание эксперта потерпевшим либо обладание им статусом гражданского истца, гражданского ответчика или свидетеля по рассматриваемому уголовному делу;

    участие эксперта в качестве присяжного заседателя, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, дознавателя, следователя, прокурора в производстве по рассматриваемому уголовному делу;

    нахождение эксперта в близком родстве или родстве с любым из участников производства по рассматриваемому уголовному делу;

    иные обстоятельства, которые позволят предположить, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе уголовного дела.

    Отвод может быть заявлен также в случаях, если выяснится, что эксперт в настоящий момент времени находится либо находился ранее в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей, а кроме того, если обнаружится его некомпетентность (ст. 70 УПК).

    Следует заметить, что УПК содержит не полный перечень оснований отвода эксперта. ФЗ от 31 мая 2001 г. “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” называет в качестве таковых также: 1) установление обстоятельств, подтверждающих заинтересованность в исходе дела руководителя экспертного учреждения, в котором производится или производилась судебная экспертиза; 2) приглашение в качестве эксперта врача, который до назначения экспертизы оказывал лицу медицинскую помощь. В этом случае отвод может и должен быть заявлен эксперту, производящему (производившему) судебно-медицинскую или судебно-психиатрическую экспертизу, осуществляемую и без непосредственного обследования лица (ст. 18).

    Такая разобщенность, “разбросанность” уголовно-процессуальных норм об отводе эксперта по разным федеральным законам не способствует их эффективному применению.

    Так, практика свидетельствует, что последние два из названных оснований отвода эксперта доводятся до сведения соответствующих участников уголовного процесса при разъяснении им прав, предусмотренных ст. 198 УПК, крайне редко, что является нарушением закона. Основная причина такого положения – неосведомленность практических работников о содержании норм указанного федерального закона. Представляется, что идеальным решением проблемы могло бы стать размещение норм об отводе эксперта, содержащихся в ФЗ от 31 мая 2001 г., в ст. 70 УПК.

    Важное практическое значение имеет уточнение вопроса о том, в какой момент производства по уголовному делу может быть заявлен отвод эксперту.

    Следует отметить, что в отличие, например, от отвода судьи (ч. 2 ст. 64) время возможного заявления отвода эксперту в УПК (ст. ст. 61, 70) точно не оговорено. В то же время закон определенно указывает на право подозреваемого, обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего заявлять отвод эксперту до начала производства судебной экспертизы уже при ознакомлении их с постановлением о назначении судебной экспертизы (ч. 3 ст. 195 УПК).

    Более того, очевидно, что по логике законодателя именно этот момент времени для заявления отвода эксперту, а также реализации иных прав, предусмотренных, в частности, п. п. 2 – 5 ч. 1 ст. 198 УПК, – наиболее обоснованный с точки зрения достижения назначения уголовного судопроизводства. Кроме того, в целях гарантирования указанным участникам уголовного процесса их прав законодатель включил в закон предписание о составлении следователем протокола об ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы.

    Между тем судебная практика свидетельствует о нарушениях УПК, связанных с неознакомлением либо с несвоевременным ознакомлением участников уголовного процесса с указанным постановлением следователя, а также их правами, в том числе с правом заявлять отвод эксперту. В связи с этим Конституционный Суд РФ в своих решениях не раз отмечал необходимость своевременного – до начала производства судебной экспертизы – ознакомления соответствующих участников уголовного судопроизводства с постановлением о ее назначении, что призвано обеспечить им реальную возможность пользования предоставленными правами .

    См., напр.: Определения Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. N 206-О, от 21 декабря 2004 г. N 433-О, от 25 декабря 2008 г. N 936-О-О, от 29 января 2009 г. N 7-О-О.

    Вместе с тем анализ ст. 195 УПК позволяет заключить, что отдельные ее положения не позволяют в полной мере реализовать право на заявление отвода эксперта. Так, в частности, отсутствие в п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК категорического предписания о необходимости указывать (наряду с наименованием экспертного учреждения) фамилию, имя и отчество эксперта, которому поручается производство судебной экспертизы, а также сведения о его образовании, специальности, стаже работы и т.д., которые следует указывать в заключении эксперта (ч. 1 ст. 204 УПК), лишает участников уголовного процесса возможности заявить эксперту отвод практически по всем названным выше основаниям.

    Очевидно, что, не располагая указанными сведениями, невозможно достоверно знать, обладает ли лицо, приглашаемое в качестве эксперта, еще каким-либо статусом в уголовном процессе; в каких отношениях (родства, свойства и т.д.) с иными участниками уголовного процесса находится лицо, насколько оно компетентно и т.д.

    Кроме того, неосведомленность следователя в момент назначения судебной экспертизы о личности эксперта с указанных позиций ставит и самого следователя в нестабильное положение. Это же, очевидно, позволяет ему порой и пренебрегать процедурой ознакомления участников уголовного процесса с постановлением о назначении экспертизы, а также их правами, предусмотренными ст. 198 УПК, в том числе с правом на отвод эксперта, до ее производства.

    В то же время в соответствии с ч. 2 ст. 199 УПК руководитель экспертного учреждения обязан уведомить следователя о поручении производства судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников учреждения. Закон, однако, не обязывает руководителя экспертного учреждения указывать при этом сведения, подтверждающие компетентность эксперта (специальность, стаж и т.д.). Практика между тем свидетельствует о том, что во множестве случаев предписание закона об уведомлении следователя остается без исполнения. И без должной настойчивости следователя информация об эксперте, которому поручено производство судебной экспертизы, чаще всего так и остается скрытой от него до момента получения заключения эксперта.

    До производства судебной экспертизы необходимые сведения о лице, приглашаемом в качестве эксперта, следователь в обязательном порядке получает лишь в случае, когда руководитель государственного судебно-экспертного учреждения, пользуясь имеющимся у него правом, установленным ст. 15 ФЗ от 31 мая 2001 г., ходатайствует о включении в состав комиссии экспертов лица, не работающего в учреждении. Закон предусматривает такую возможность в случае, когда для дачи заключения необходимы специальные знания именно этого конкретного лица.

    Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 21 декабря 2010 г. N 28 “О судебной экспертизе по уголовным делам” попытался, и, как представляется, неудачно, разъяснить порядок действий суда (следователя) “в целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта”. В частности, подтверждено предписание ч. 1 ст. 195 УПК о необходимости указывать в определении (постановлении) о назначении экспертизы наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена экспертиза. И далее предписывается “при невозможности производства экспертизы в этом учреждении – вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении”.

    Представленные нами рассуждения показывают, что этот путь достижения указанной цели – обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта – бесперспективен, так как одно лишь упоминание в постановлении о назначении судебной экспертизы наименования экспертного учреждения не позволяет установить необходимые сведения об эксперте.

    Кроме того, как видно из разъяснений Пленума, допускается возможность повторного вынесения постановления о назначении судебной экспертизы, а это вряд ли обоснованно в этой ситуации, поскольку очевидно, что оно может быть вынесено лишь после получения отказа из экспертного учреждения, в которое было послано первое постановление. Однако понятно, что такого рода переписка потребует дополнительного времени, а это, в свою очередь, может вызвать затягивание сроков разбирательства по уголовному делу. Недопущению этого может способствовать только заблаговременное выяснение возможностей производства того или иного вида судебных экспертиз в конкретном экспертном учреждении.

    Небезупречно разъяснение Пленума о том, что “по ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы”.

    Дознаватель, следователь и суд обязаны сообщать указанные сведения не в связи с заявлением ходатайства участниками уголовного процесса, а в силу требования закона. По существу, заявления такого ходатайства не требуется, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, положения ч. 1 ст. 195 “не исключают необходимости. специального подтверждения квалификации эксперта. и возможности отражения соответствующих данных в постановлении о назначении экспертизы. Это вытекает, в частности, из части первой статьи 57 УПК Российской Федерации и его статьи 70, согласно которой эксперт в случае его некомпетентности подлежит отводу.

    Соответственно, сторонам. должна обеспечиваться возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта” .

    Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. N 429-О.

    Само по себе существование решений Конституционного Суда РФ по этому вопросу однозначно свидетельствует о наличии проблем применения указанных норм УПК. Представляется, что наилучшим образом обеспечение участников уголовного процесса сведениями о квалификации эксперта может быть осуществлено, если в законе будут содержаться строгие предписания, не допускающие двоякого их толкования. Именно поэтому следует внести, в частности, в ст. 195 УПК изменения и дополнения, позволяющие получить достаточные сведения об эксперте, что обеспечит участникам уголовного процесса возможность реализации их прав, в том числе права на отвод эксперта.

    Так, п. 2 ч. 1 указанной статьи должен содержать обязательное указание на производство судебной экспертизы конкретным экспертом и поэтому может быть изложен следующим образом: “фамилия, имя и отчество эксперта, а также наименование экспертного учреждения в случае, если судебная экспертиза должна быть произведена в экспертном учреждении”.

    Кроме того, ч. 1 ст. 195 УПК целесообразно дополнить пунктом, в котором было бы указание на уровень компетентности эксперта, следующего содержания: “сведения об образовании, специальности, стаже работы, ученой степени и ученом звании (при наличии), занимаемой должности эксперта”.

    Наряду с этим ч. 3 ст. 195 УПК должна содержать категорическое предписание об обязательности ознакомления с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего и разъяснения им прав, предусмотренных ст. 198 УПК, в том числе права на отвод эксперта.

    1. Решение об отводе эксперта принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

    2. Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу:

    1) при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода;

    2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

    3) если обнаружится его некомпетентность.

    1. В ч. 1 коммент. ст. приведен неисчерпывающий перечень статей УПК, которые в той или иной степени регулируют порядок принятия решения об отводе эксперта. Порядка принятия решения об отводе эксперта касаются по меньшей мере также положения, закрепленные в п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 4 ч. 4 ст. 44, п. 5 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 4 ст. 47, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 8 ч. 2 ст. 54, ст. ст. 61, 62, п. 2 ч. 1 ст. 198, ст. 244, ч. 2 ст. 256, ст. 266, ч. 2 ст. 377, п. 5 ч. 2 ст. 426, п. 1 ч. 1 ст. 428, п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК.

    2. Отвод эксперта на стадии предварительного расследования разрешается дознавателем, начальником подразделения дознания, следователем, руководителем (членом) следственной группы (группы дознавателей), руководителем следственного органа, а в судебном заседании, осуществляемом в порядке, предусмотренном ст. ст. 108, 118, 125 или 165 УПК, – судом. На судебных стадиях названный вопрос разрешается судом, рассматривающим данное уголовное дело, или судьей, председательствующим в суде с участием присяжных заседателей.

    3. А теперь обратимся к содержанию ч. 2 коммент. ст. Участие в уголовном процессе одного и того же лица как в качестве специалиста, так и в качестве эксперта не запрещается уголовно-процессуальным законом, если гражданин сначала был в уголовном процессе специалистом, а затем приглашается в качестве эксперта, но не наоборот. Выступив в уголовном процессе экспертом, лицо уже не может поменять этот статус на правовое положение специалиста, иначе будут нарушены требования ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 71 УПК.

    4. Обычно подразумевается ситуация, когда специалист оказывает помощь в изъятии предметов и (или) веществ при производстве следственного действия, а затем возникает вопрос о проведении им же судебной экспертизы. Такой эксперт не подлежит отводу.

    5. Предыдущее участие в уголовном процессе по данному факту лица в качестве специалиста и (или) эксперта ни в каких ситуациях не является фактическим основанием для отвода такого эксперта. Если лицо принимало участие в осмотре места происшествия в качестве специалиста, а затем проводило исследование или судебную экспертизу по изъятым с этого места происшествия предметам и (или) веществам, справка по результатам исследования может быть доказательством по делу – такой его разновидностью, как “иной документ”, а результаты судебной экспертизы – заключением эксперта.

    6. Определимся теперь с понятием “некомпетентность”. Компетентный – это “знающий, осведомленный, авторитетный в какой-нибудь области” . Причем компетенция есть “круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлен” . Если исходить из данных посылок, то некомпетентность, о которой идет речь в п. 3 ч. 2 коммент. ст., – это такое свойство личности, которое не позволяет ее отнести к числу тех, кто является по крайней мере знающим или достаточно осведомленным в той области знаний, которая необходима для производства полного и объективного исследования (судебной экспертизы) и подготовки необходимого заключения эксперта.

    См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 248.

    См.: Там же. С. 248.

    7. “На некомпетентность эксперта, – верно замечает В.С. Шадрин, – может указывать отсутствие у него специального образования, квалификации, достаточного стажа работы, опыта проведения определенного вида экспертных исследований и т.п.” .

    См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и науч. ред. А.Я. Сухарева. М.: Норма, Инфра-М, 2002. С. 137.

    8. Компетентен или нет эксперт (лицо, обладающее специальными знаниями) отвечать на поставленные перед ним вопросы, решают сам следователь (дознаватель и др.), суд (судья) по своему внутреннему убеждению. Их мнение может расходиться с суждениями подозреваемого, обвиняемого, защитника, государственного обвинителя, а также потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей и др. Между тем, отказывая в удовлетворении ходатайства об отводе эксперта, они обязаны мотивировать свое решение и аргументировать свое несогласие с мнением лица, заявившего отвод.

    9. В соответствии с ч. 5 ст. 199 УПК эксперт вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы, если он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства. Согласно ч. 1 ст. 16 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” государственный судебный эксперт обязан составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные перед ним вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и (или) материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

    См.: Собр. законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

    10. Некоторые ученые полагают, что в этом случае речь не должна идти об отводе эксперта . Мы же считаем, напротив, – должна. И в рассматриваемой ситуации лицо было экспертом. Оно таковым стало сразу после поручения ему производства судебной экспертизы. Для того чтобы такое лицо перестало обладать процессуальным статусом эксперта, думается, должно быть принято решение о его отводе. Как после, к примеру, незаконного и необоснованного возбуждения уголовного дела должно быть принято решение о прекращении уголовного дела (иное завершающее уголовный процесс решение), так, думается, факт появления в уголовном процессе такого субъекта, как эксперт, предполагает, что в последующем лицо может быть лишено соответствующего статуса либо с завершением самого уголовного процесса, либо путем вынесения специального процессуального решения.

    См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 149; и др.

    11. Нам неизвестно другого решения, помимо решения об отводе, с принятием которого эксперт мог бы быть отстранен от участия в уголовном судопроизводстве по конкретному уголовному делу. Поэтому мы и считаем, что вслед за возвращением без исполнения постановления о назначении судебной экспертизы, когда эксперт не обладает достаточными знаниями для ее производства, следователем (дознавателем и др.), судом (судьей) должен быть разрешен вопрос об отводе этого эксперта. И экспертом он перестанет быть, то есть у него не останется соответствующих прав и не будет обязанностей эксперта, не вслед за направлением следователю (дознавателю и др.), суду (судье) письменного сообщения о невозможности дать заключение, а после вынесения в отношении его постановления (определения) об отводе эксперта.

    13. Направление экспертом следователю (дознавателю и др.), суду (судье) рассматриваемого сообщения предлагается считать одной из форм заявления указанным участником уголовного процесса самоотвода.

    14. Фактическое основание отвода эксперта имеет место и тогда, когда на момент участия его в уголовном процессе он уже не находится в зависимом от сторон (стороны) состоянии, но ранее был зависим от кого-либо из таковых. Закон указывает на то, что фактические основания отвода эксперта имеют место и тогда, когда на момент рассмотрения вопроса о его отводе зависимости эксперта от сторон “в наличии” уже нет.

    15. В п. 2 ч. 2 коммент. ст. речь идет о “служебной или иной зависимости”. Что значит “служебная”? Служебная зависимость – это зависимость, обусловленная местом работы (службы) лица, обладающего специальными знаниями (эксперта), или же по крайней мере каким-либо образом относящаяся к его работе, занятиям служащего, месту его работы. “Иная” зависимость – это любая другая, помимо служебной, зависимость.

    16. Слово “зависимость”, в свою очередь, представляет собой “положение, при котором подчиняются чужой воле, власти” кого-нибудь . С.И. Ожегов, с одной стороны, характеризует это понятие как “подчиненность другим, чужой воле, чужой власти”, с другой – добавляет, что зависимость имеет место “при отсутствии самостоятельности, свободы” . Не знаем, насколько данное уточнение важно для правильности понимания значений слов в русском языке, но для уголовного процесса, и в частности для уяснения смысла п. 2 ч. 2 коммент. ст., наличие или же отсутствие этого второго признака (уточнения) очень даже значимо.

    См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 60.

    См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 172.

    17. Если признать, что зависимость имеет место лишь “при отсутствии самостоятельности, свободы”, а самостоятельным лицо может считаться, когда оно свое поведение осуществляет собственными силами, без посторонних влияний, без чужой помощи , свободу же понимать как “отсутствие каких-нибудь ограничений, стеснений в чем-нибудь” , то вполне можно заключить, что в ряде случаев, когда “подчиненность другим, чужой воле, чужой власти” имела место, зависимости лица все же не было, потому что лицо не было лишено самостоятельности и свободы.

    См.: Там же. С. 604.

    См.: Там же. С. 611.

    18. Возникает вопрос: что, в такой ситуации нет фактических оснований отвода эксперта (лица, в отношении которого решается вопрос о вовлечении его в уголовный процесс в искомом качестве)? Думается, нет. И в такой ситуации есть основания не только заявить отвод указанному субъекту, но и удовлетворить соответствующее ходатайство. В рассматриваемой ситуации действует правило толкования всех сомнений в пользу объективности исследования обстоятельств происшествия. Сомнения в объективности лица, подчиненного одной из сторон, ее воле и (или) власти, будут и в том случае, когда на первый взгляд кажется, что этот человек не лишен самостоятельности и свободы.

    19. Даже если мы будем считать такое лицо не подпадающим под признаки п. 2 ч. 2 коммент. ст., оно не может выступать в качестве эксперта в соответствии с требованиями, закрепленными в ч. 2 ст. 61 УПК. Напоминаем, что согласно содержанию зафиксированной там нормы права эксперт не может участвовать в уголовном процессе в случаях, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

    20. Сторонами являются как лица, имеющие самостоятельный интерес в уголовном процессе, так и их представители, поэтому ни указание на представителей, ни использование в рассматриваемом месте союза “или” не имеет смыслового значения. Остается неясным один вопрос: только ли от сторон не должен зависеть эксперт? Если говорить об эксперте как субъекте уголовного процесса, то скорее да, чем нет. Но часто субъект, наделенный статусом эксперта в уголовном процессе, одновременно является аттестованным работником государственного судебно-экспертного учреждения – государственным судебным экспертом. Судебную экспертизу он производит в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

    21. На такого эксперта распространяются положения Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” . Согласно же первому предложению ч. 1 ст. 7 указанного Закона при производстве судебной экспертизы государственный судебный эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

    См.: Собр. законодательства РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

    22. По нашему мнению, в п. 2 ч. 2 коммент. ст., так же как и в ч. 1 ст. 7 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”, содержится не дополнительное фактическое основание отвода эксперта, а разновидность иных обстоятельств, позволяющих полагать, что лицо, обладающее специальными знаниями, лично, прямо и (или) косвенно, заинтересовано в исходе данного уголовного дела.

    23. Посвятив обстоятельствам, упомянутым в п. 2 ч. 2 коммент. ст., специальный пункт, законодатель тем самым предписал правоприменителю, как таковые должны быть восприняты, что они не могут быть оценены иначе как фактическое основание отвода эксперта.

    24. Конкретизации разновидностей предусмотренного ч. 2 ст. 61 УПК фактического основания отвода эксперта законодатель посвятил не только п. 2 ч. 2 коммент. ст. Они закреплены и в некоторых иных нормативных правовых актах. Так, согласно ч. 1 ст. 18 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” ни одному из экспертов государственного судебно-экспертного учреждения не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда производство судебной экспертизы начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения. Все государственные судебные эксперты, работающие в таком государственном судебно-экспертном учреждении, подлежат отводу.

    25. И еще одно правило, о котором следует сказать. В соответствии с ч. 3 ст. 18 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица. Соответственно, указанные категории врачей также подлежат отводу.

    26. При вынесении процессуального решения об отводе названных государственных судебных экспертов и (или) врачей следователь (дознаватель и др.), суд (судья) должны ссылаться на ч. 2 ст. 61 УПК и ст. 18 Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”.

    27. См. также комментарий к ст. ст. 61, 62, 65, 69, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК .

    Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Порядок и основания отвода эксперта в российском уголовном судопроизводстве. Комментарий к статье 70 УПК; Рыжаков А.П. Эксперт в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

    Эксперт относится к числу заменимых участников процес­са, поэтому может быть устранен от участия в деле путем удов­летворения ходатайства об отводе (самоотводе).

    Всестороннее, полное, объективное исследование обстоя­тельств дела предполагает отсутствие прямой или косвенной заинтересованности эксперта в исходе дела. В связи с этим уго­ловно-процессуальное законодательство предусматривает от­вод эксперта при наличии указанной заинтересованности.

    Под прямой личной заинтересованностью эксперта пони­мается такая, которая дает или может предоставить ему мате­риальную или иную выгоду в связи с производством эксперти­зы по конкретному делу.

    Под косвенной заинтересованностью эксперта понимается такая, при которой в результате производства экспертизы за­интересован не сам эксперт, а родственники либо иные связан­ные с ним лица.

    В соответствии со ст. 70 УПК РФ эксперт не может участ­вовать в производстве по уголовному делу прежде всего при наличии любого из оснований, предусмотренных статьей 61 Кодекса, то есть если он:

    является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

    участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также – в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

    является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

    Следует обратить внимание, что предыдущее участие лица в качестве эксперта не является обстоятельством, исключающим его участие в соответствующем качестве в производстве по уго­ловному делу, кроме случаев, когда экспертиза производится повторно ввиду возникшего сомнения в правильности ее заклю­чения. Не является основанием для отвода эксперта, если он участвовал в деле в качестве специалиста.

    Эксперт подлежит отводу также, если он:

    если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела

    если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

    если обнаружится его некомпетентность.

    Что касается механизма отвода эксперта, то лицо, ведущее уголовный процесс, вправе решить данный вопрос и по своей инициативе. Однако при наличии соответствующих оснований эксперт должен заявить самоотвод. При этом эксперт—сотруд­ник органа судебной экспертизы делает заявление в письмен­ной форме на имя его руководителя. Отвод эксперту может быть заявлен и иными участниками процесса. Отвод должен быть мотивированным.

    Вопрос об отводе эксперта разрешается органом, ведущим уголовный процесс.

    2.5. Получения образцов для экспертного исследования.

    Среди объектов судебной экспертизы большую роль игра­ют образцы для экспертного исследования, процессуальная регламентация получения которых выделена в отдельную гла­ву УПК РФ.

    Образцы используются, когда непосредственное исследова­ние свойств оригинала невозможно или нецелесообразно. В этом случае изучается не сам объект, а полученные от него образцы.

    Так, например, при изучении особенностей канала ствола огнестрельного оружия исследуются экспериментальные пули или гильзы, отражающие информацию о его особенностях; при исследовании печатей и штампов — их оттиски.

    Образцами могут выступать: 1) копии вещественных дока­зательств; 2) предметы-аналоги (заменители вещественных до­казательств), обладающие общими с последними родовыми признаками; 3) образцы для сравнительного исследования.

    В качестве образцов могут быть, в частности, получены:

    кровь, сперма, волосы, обрезки ногтей, микроскопичес­кие соскобы внешних покровов тела;

    слюна, пот и другие выделения;

    отпечатки кожного узора, слепки зубов;

    рукописный текст, изделия, другие материалы, отражаю­щие навыки человека;

    пробы материалов, веществ, сырья, готовой продукции;

    экспериментальные образцы гильз, пуль, следов орудий и механизмов.

    Образцы могут быть классифицированы в зависимости от .ряда оснований. Так, в зависимости от характера события, в результате которого возникают образцы и которое копирует механизм образования вещественного доказательства—ориги­нала, образцы могут быть трех видов:

    экспериментальные, когда событие воспроизводится ис­кусственно (отстрелянные пули, гильзы);

    свободные образцы, возникающие вне связи с расследуе­мым событием (почерк, фонограммы голоса);

    естественные, образующиеся как продукт физиологичес­кой деятельности бразцы крови, волос).

    В зависимости от процессуального способа и субъекта по­лучения образцов они могут быть судебно-следственными либо экспертными.

    Основания для получения образцов подразделяются на фак­тические и юридические.

    Говоря о первых, следует сказать, что лицо, ведущее уголов­ный процесс, вправе получить образцы, отображающие свой­ства живого человека, трупа, животного, вещества, предмета, если их последующее экспертное исследование имеет значение для дела.

    Юридическим основанием для получения образцов являет­ся мотивированное постановление, в котором должны быть, в частности, указаны: лицо, которое будет получать образцы; лицо, у которого следует получить образцы; какие именно об­разцы и в каком количестве должны быть получены; когда и к кому должно явиться лицо для получения у него образцов; когда и кому должны быть представлены образцы после их получе­ния.

    Правом получения образцов обладают лицо (орган), веду­щий уголовный процесс, специалист и эксперт.

    Судья, следователь лично (а при необходимости с участием врача, иного специалиста) вправе получить образцы для экс­пертного исследования, если это не сопряжено с обнажением лица противоположного пола, у которого берутся образцы, и не требует особых профессиональных навыков.

    По поручению судьи, следователя образцы для экспертного исследования могут быть получены врачом или специалистом, когда их получение сопряжено с обнажением лица противопо­ложного пола или требует особых профессиональных навыков.

    В случаях, когда получение образцов является частью экс­пертного исследования, оно может быть произведено экспер­том.

    Следователь лично или с участием специалиста производит необходимые действия, получает образцы, упаковывает их и опечатывает. В соответствующих случаях изъятие образцов осу­ществляется путем производства выемки, обыска, эксгумации или одновременно с их производством.

    Если имеется необходимость в привлечении к получению образцов врача либо иного специалиста, следователь направля­ет к врачу или другому специалисту лицо, у которого должны быть получены образцы, а также постановление с соответству­ющим поручением. В постановлении должны быть указаны права и обязанности всех участников данного следственного действия. Вопрос об отводах врачу, другому специалисту реша­ет следователь, вынесший постановление.

    Врач или другой специалист по поручению следователя про­изводит необходимые действия и получает образцы для эксперт­ного исследования. Образцы упаковываются и опечатываются, после чего вместе с официальным документом, составленным врачом или другим специалистом, направляются следователю для приобщения образцов к делу в качестве вещественных до­казательств.

    Если возникает необходимость получить образцы для иссле­дования у животных, следователь направляет соответствующее постановление врачу-ветеринару или другому специалисту.

    В процессе исследования экспертом могут быть изготовле­ны экспериментальные образцы, о чем им сообщается в заклю­чении.

    Следователь вправе присутствовать при изготовлении таких образцов, что отражается в составляемом им протоколе.

    После проведения исследования эксперт прилагает образ­цы к своему заключению в упакованном и опечатанном виде.

    Следователь осматривает представленные экспертом образ­цы, после чего приобщает их к уголовному делу в качестве ве­щественных доказательств.

    При получении образцов для экспертного исследования осо­бое значение имеет охрана прав личности. В связи с этим мето­ды и научно-технические средства получения образцов для экс­пертного исследования должны быть безопасны для жизни и здоровья человека. Применение сложных медицинских проце­дур или методов, вызывающих сильные болевые ощущения, допускается лишь с согласия на это лица, у которого должны быть получены образцы, а если оно не достигло восемнадцати­летнего возраста или страдает психическим заболеванием — то и с согласия его законных представителей, опекунов или попе­чителей.

    Поскольку получение образцов является следственным дей­ствием, исполнение соответствующего постановления являет­ся обязательным для лиц, которых оно касается. Подозревае­мый и обвиняемый, уклоняющиеся от явки для получения у них образцов, могут быть подвергнуты приводу, и тогда образцы у них могут быть получены принудительно.

    У потерпевшего и свидетеля образцы не могут быть получе­ны принудительно, за исключением случаев, когда на данном действии настаивает подозреваемый или обвиняемый для про­верки показаний, изобличающих его в преступлении, а также при необходимости получить образцы для диагностики вене­рических и иных инфекционных Заболеваний.

    Завершая вопрос о получении образцов для экспертного исследования, необходимо сказать о соответствующих средст­вах закрепления доказательств.

    Следователь, получив образцы, составляет протокол, в ко­тором описываются все действия, предпринятые для получения образцов, в той последовательности, в которой они производи­лись, примененные при этом научно-исследовательские и дру­гие методы и процедуры, а также сами образцы.

    Если образцы получены по поручению следователя врачом или другим специалистом, то он составляет об этом официаль­ный документ, который подписывается всеми участниками ука­занного действия и передается следователю для приобщения к уголовному делу. К протоколу прилагаются полученные образ­цы в упакованном и опечатанном виде.

    Изображение - Отвод эксперта в уголовном процессе 589595566
    Автор статьи: Ксения Абраменко

    Добрый день! Меня зовут Ксения. Я уже более 6 лет работаю юристом. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные вопросы. Все материалы для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю нужную информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима  консультация с профессионалами.

    Обо мнеОбратная связь
    Оцените статью:
Читайте так же:  Аукционы по реализации и продаже конфискованного и арестованного имущества
Видео (кликните для воспроизведения).
Оценка 4.5 проголосовавших: 15

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here